?

Log in

No account? Create an account

simple_kot

Дмитрий Котуков

Я влюблен в тебя, Россия, влюблен...


Previous Entry Share Next Entry
simple_kot

Александр Хинштейн: «Не воспринимайте мои слова как черную метку Аветисяну»



Минувшая предвыборная кампания запомнилась не только убедительной победой Дмитрия Азарова, но и тесной интеграцией в местную политическую жизнь депутата Госдумы Александра Хинштейна. Газета «Время» побеседовала с одним из главных творцов реванша единороссов в Самаре, и беседа получилась под стать фигуре собеседника — яркой и колоритной.

«Функции у меня были комиссарские»
- Почему президиум генсовета партии «Единая Россия» именно вас выбрал куратором выборов мэра Самары?
- Ситуация в Самаре была непростая, и, полагаю, требовала присутствия человека, способного принимать жесткие решения и держать удар. Задача уполномоченных состоит в том, чтобы использовать весь федеральный ресурс партии для обеспечения победы кандидата. Так что, если угодно, функции у меня были комиссарские.
Думаю, что при выборе «комиссара», не могли не сказаться мои многолетние добрые отношения с губернатором Самарской области Владимиром Артяковым – подобные решения всегда принимаются с ведома и согласия губернатора. Признаюсь, наши рабочие отношения стали для меня дополнительным стимулом, поскольку самая сложная проблема в регионе, как правило, заключается в выстраивании коммуникаций с губернатором.
- И в чем здесь бывает сложность?
- Бывают губернаторы, которые не совсем адекватно понимают происходящие. Но не в случае с Самарской областью. Здесь мне было работать легко, у меня за время выборов с командой правительства не возникло ни одного случая недопонимания. Особенно должен отметить роль вице-губернатора Алексея Бендусова, на котором, по сути, держалась вся кампания.
- Чем отличалась политическая ситуация в апреле текущего года, когда вы прибыли в Самару?
- Ситуация тогда было непростой, поскольку было непонятно, какие шаги предпримут оппоненты, насколько жестко они будут вести работу.
К тому же у «Единой России» в апреле не было определенности с кандидатом и, соответственно, ясности со стратегией кампании, которая, безусловно, зависит от личности претендента.
- Вам в последние месяцы выборной кампании пришлось жить в Самаре. Это было трудно? Самарская жизнь несколько отличается от столичной...
- Не трудно: работа была интересной, и ее было так много, что на скуку не хватало времени. Все эти два месяца, например, я пытался сходить в букинистический магазин, но попал туда только в день тишины, 9 октября, когда в общем-то было нечем заниматься. Ну и два раза спонтанно сходил в театр.

«Мы с товарищами не торгуемся»
- Весной вы заявили о том, что в Самаре при предварительном отборе кандидатов на пост мэра можно обойтись без процедуры праймериз. Сейчас ваша точка зрения изменилась?
- В случае с Самарой я был не прав, с опозданием на полгода могу это признать. Более того, праймериз здесь оказались одним из важнейших элементов всей предвыборной кампании. Внутрипартийное голосование разожгло интерес у людей, все началось с партийцев, затем быстро перекинулось на элиты, на горожан, которые следят за новостями. И как показала социология, за период проведения праймериз рейтинг у Дмитрия Азарова резко вырос. Конечно, не до той точки, когда можно было говорить о победе, но если на момент старта этой процедуры его рейтинг не превышал 6%, а в конце -примерно 20%, то все понятно без слов.
- А что сыграло свою роль в этом резком взлете прежде всего -личность кандидата или работа штаба?
- Вы знаете, примеров таких стремительных взлетов я больше не видел нигде. Что здесь сыграло основную роль, сказать сложно. Но праймериз – это те же выборы, здесь выигрывает сильнейший. Кроме того, образ Азарова очень точно укладывался в народные ожидания: молодой, энергичный, приятная внешность, уже с опытом. За 15 лет самарцы порядком устали от правления пенсионеров
- Чья заслуга в том, что ситуация с праймериз и со сходом Виктора Сазонова с дистанции не закончилась скандалом?
- Здесь чьей-то персональной заслуги нет. Но, безусловно, во всех стратегических решениях принимал участие губернатор. Решения формировались, в первую очередь, им и его командой.
Кроме того, это был выбор и самого Виктора Федоровича, который занял очень порядочную позицию. Он пошел против своих интересов ради интересов дела. Наверняка это решение далось ему непросто. Я знаю, что многие люди из его окружения старались настроить его на борьбу, играли на амбициях, но, слава Богу, у Сазонова хватило мудрости и порядочности их не слушать.
Я не говорю, что Сазонов не выиграл бы выборы мэра, если бы пошел на них. Однако история не терпит сослагательного наклонения. И в случае с Азаровым мы видим, что принятое тогда решение принесло победу, и не просто победу, а победу убедительную, такую, какой не ждал никто: 67 процентов в первом туре.
- А у Виктора Сазонова есть политическое будущее?
- Безусловно, он находится на позиции второго человека в регионе.
- А правда ли, что ему были предложены отступные в виде этих должностей за то, что он снял свою кандидатуру с выборов?
- Неправда. Мы с товарищами не торгуемся. Если человек понимает, что идет к общей цели, работает не на себя, а на дело, зачем с ним торговаться? А если он торгуется, значит, он нам не товарищ.
- Ну, к примеру, когда Константин Титов уходил с поста губернатора, он сразу же получил место члена Совета Федерации. Может быть, это нельзя назвать торгом, но это определенные уступки, определенные правила политической игры. В случае с Сазоновым можно ли ожидать подобного развития темы?
- Я считаю, что некорректно сравнивать эти истории. С приходом Артякова, Константин Алексеевич оставался без работы. А в случае с Сазоновым? Он что, на улице? Виктор Федорович – второе высшее лицо не последнего субъекта РФ! Что еще ему можно предложить? Поверьте мне: даже при формальном различии позиция председателя губернской думы несравнимо выше позиции депутата Госдумы или опять же члена Совета Федерации. Все-таки Самарская область это не Корякский автономный округ.

«Половина прежней администрации могла бы переместиться в места, украшенные узорчатыми решетками на окнах»
- Как вы считаете, оппозиция ушла из Самары с уходом с поста мэра справоросса Виктора Тархова?
- Нет. Без оппозиции вообще наступает застой. Другое дело, что она не должна объединяться на основе нелюбви к какой-либо фигуре. Оппозиция должна требовать от действующей власти конкретных вещей, а не хаотично хаять все, что власть делает. Масштаб оппозиции и ее поддержка в Самаре теперь будут зависеть от работы нового мэра: если он сумеет выполнить все взятые на себя обязательства, консолидировать элиты, и сможет проводить политику, которой от него ждут самарцы, то я не вижу поводов для появления резко протестных настроений в городе. Если же он окажется недостоин той миссии, которая на него возложена, тогда – да, оппозиция начнет набирать силу. Но я уверен, этого не произойдет.
- А как вы полагаете, губернаторы в России обречены на противостояние с главами крупных областных центров?
- Эта ситуация, к сожалению, распространенная, но не обязательная. Такое противостояние в большей степени зависит от личности и амбиций губернатора. В этом смысле Самарской области повезло больше многих других регионов.
Ведь в России есть губернаторы и с признаками слабоумия. (Я кстати, в данном случае, не губернатора Тверской области Зеленина имею в виду, он как раз адекватный человек.) Но у нас, например, губернатор Архангельской области внес в регламент норму, которая обязывает всех присутствующих вставать при его появлении! Ну, о чем с ним можно говорить? Хорошо, что прокуратура опротестовала эту норму в суде. Или другой губернатор начинает эфир областного телеканала с исполнения гимна в сопровождении детского хора.
Те губернаторы, у которых амбиции выходят за рамки здравого смысла, вступают в конфликт с мэрами городов. Это происходит потому, что они хотят «рулить» всем сами и не терпят сильных людей рядом с собой, а это как раз признак слабости. В этом Артяков отличается от ряда своих коллег, он достаточно сильный губернатор. Я как раз в пятницу во время последнего приезда в Самару с ним общался, и могу сказать, что он настроен на конструктив: предпосылок для конфликта между городом и областью я не вижу.
- А почему же тогда, по-вашему мнению, конфликт в такой явной форме был между Виктором Тарховым и Владимиром Артяковым?
- Потому что Тархов объективно главой города никогда не был.
- А кем же он был?
- Чистым популистом, который занимался не конкретной хозяйственной работой, а навешиванием политических лозунгов. Кроме того, напомню, сначала Тархов стал мэром, а потом уже Артяков – губернатором. И Артяков в начале своей работы был готов к конструктиву с мэрией, невзирая на партийные различия. Но как должен был реагировать губернатор, например, когда он приглашает мэра на совещание, а тот не является? Раз, два, три не является... Или губернатор ставит перед ним задачи, а в ответ – тишина. Я бы на месте Артякова вел себя еще жестче! И то, что к моменту выборов Виктор Александрович был на свободе и с чистой совестью — это заслуга губернатора.
Известно, что губернаторы зачастую пытаются уничтожать неугодных мэров через уголовные дела. Ничего подобного в Самарской области не было, что опять-таки свидетельствует о силе Владимира Владимировича.
- А вы считаете, что Виктора Тархова есть за что привлечь? Прокуратура Самарской области провела массу проверок, но ничего серьезного так и не предъявила общественности...
- Поверьте, нет ни одного мэра, которого не за что привлечь. Если бы стояла задача найти что-то серьезное, оперативная группа справилась бы за три месяца. Приведу пример: бригаде ГУ МВД по Южному федеральному округу в 2007 году хватило месяца в Ставрополе, чтобы спикер краевой думы оказался под стражей, а мэр города - в международном розыске. Оба они, кстати, тоже возглавляли региональное отделение «Единой России».
Но в Самаре все было не так! Тархов, напротив, чувствовал себя очень вольготно. Более того, то, что я наблюдал во время предвыборной кампании, не укладывалось ни в какие рамки. Людям, работающим на «Единую Россию», шли прямые угрозы. Человек с красивой фамилией Мотынга прямо говорил нашим агитаторам, что они не выйдут с мероприятия. Да что говорить! Когда первые руководители города Арсентьев и Бурнаев сбегают за рубеж, опасаясь, что с ними что-то может случиться, какие еще нужны примеры?
- А что вы имели в виду, когда после встречи с самарскими дольщиками сказали, что Сергей Арсентьев и Александр Бурнаев еще должны поработать на государство, причем бесплатно?
- Ровно то, что я сказал. Пусть восполнят тот ущерб, который они нанесли городу за период работы. В минувшую пятницу я в очередной раз убедился в том, насколько прежнее руководство города, и строительный блок в частности, не занимались работой. Арсентьев несет ответственность за дичайшую ситуацию с обманутыми дольщиками в Самаре, и хотя бы за это он должен ответить. Кроме того, пришло время поинтересоваться, как скромный муниципальный служащий оказался владельцем многих объектов недвижимости в городе, насколько законно они оформлены.
Но такое творилось не только в строительстве. Уверяю вас, если бы мы собрали не дольщиков и строителей, а малый бизнес, врачей да любую среду или отрасль в Самаре (за исключением разве что учителей), мы услышали бы в сухом остатке ровно то же самое: о бесконтрольности, коррупции, круговой поруке, безответственности. Никто не жаждет крови, но при наличии политической воли добрая половина тарховской мэрии могла бы переместиться в места не столь отделенные, украшенные узорчатыми решетками на окнах.
- Есть ли политическое будущее у Виктора Тархова?
- Сейчас в «Справедливой России» начнется возня: разные группы влияния будут пытаться ее «раздербанить». Часть членов партии, входившие в команду Тархова, будут пытаться вести свою игру, постараются приватизировать региональное отделение. Если же Тархов надумает баллотироваться в Госдуму, то он не может не понимать, что у эсеров туда пройдет только один мандат. А это значит, что у него возникает конфликт с Верой Лекаревой. Посмотрим, чем это закончится.

«Позиционирование ВПГ, как некое подобие хаббардисткого центра, преувеличено»
- Сейчас к власти в Самаре пришел Дмитрий Азаров. Как вы думаете, удастся ли ему сохранять нейтралитет между «Волгопромгазом», выходцем из которого он является, и правительством Самарской области?
- Я не хотел бы ставить знак равенства между ВПГ и правительством. И думаю, что Дмитрий Игоревич прекрасно отдает себе отчет в том, что в значительной степени он обязан нынешним креслом губернатору, который поддержал его и, на секундочку, был инициатором его выдвижения.
- Но губернатор сначала дал добро и на выдвижение Виктора Сазонова...
- Да, вы правы. Однако в итоге, выражаясь спортивной терминологией, в полуфинал вышли двое, но ситуации, когда губернатор сделал бы ставку сразу на двоих кандидатов, не возникло. Я же уже сказал, что окончательное решение принималось при непосредственном участии Владимира Владимировича.
К тому же, продолжая спортивную тему, перед тем как выйти в полуфинал, Азаров принял участие в отборочных играх. А как он в них появился, будучи членом областного правительства? Понятно ведь, что, как минимум, без согласия губернатора этого не могло произойти.
- А если бизнес-интересы ВПГ разойдутся или пересекутся с интересами Белого дома, чью сторону может занять Дмитрий Азаров?
- Я уверен, что Азаров займет позицию, какую должен занимать государственный служащий: он будет работать на государство! Муниципальная служба - тоже вид госслужбы, и у меня нет оснований считать иначе.
- Кстати, это не первая попытка со стороны «Волгопромгаза» привести на пост мэра своих людей...
- Опять вы пытаетесь привязать Азарова к ВПГ! Повторяю: на пост мэра – Дмитрия Игоревича привели самарцы, проголосовавшие за него на выборах. А выдвинула – «Единая Россия» при поддержке губернатора Артякова.
Если же говорить конкретно о ВПГ, то не могу не отдать должное этой структуре, и конкретно Владимиру Аветисяну. Эти люди сумели создать мощную бизнес-империю и сохранять свою команду на протяжении многих лет. Подобное вызывает уважение.
Задача любого холдинга, любой бизнес-структуры — извлечение прибыли. Было бы глупо их осуждать за то, что они стараются использовать свои возможности для того, чтобы извлечь максимальные дивиденды. Но как только какая-либо бизнес-структура пытается конкурировать с государством, оказывать на него влияние, она автоматически загоняет себя за флажки. Ни в коем случае не воспринимайте мои слова, как черную метку Аветисяну, я говорю не конкретно, а в общем. Не думаю, что подобное как раз применимо к ВПГ.
- То есть вы хотите сказать, что если амбиции ВПГ будут простираться за пределы мэрского кресла, то они будут воевать уже не с Владимиром Артяковым, а с государством? Но, у Кремля, ведь, как известно, несколько башенок...
- Безусловно, групп влияния наверху несколько, но Кремль один, и государство тоже одно. И никто в руководстве государства не допустит, чтобы какая-либо коммерческая структура, пусть и имеющая своих представителей во власти и поддержку госчинов, своими действиями ставила под угрозу стабильность и целостность крупнейшего региона страны. Повторяю: речь не о ВПГ, а об отношениях государстве и бизнеса, как таковых.
- Первые назначения Дмитрия Азарова наглядно показывают, что он делает ставку на выходцев из «Волгопромагаза», а также на людей, которые работали еще при прежнем мэре Георгии Лиманском. Соблюдает ли он принцип формирования команды по профессиональному признаку?
- Да. Азаров выдвигает на руководящие посты людей, с которыми он вместе работал, в которых уверен. Поскольку он некоторое время трудился в структурах ВПГ, то вполне естественно, что он назначает людей, которые работали вместе с ним. Но сказать, например, что Виктор Кудряшов ставленник ВПГ, нельзя. Это соратник Азарова, человек его команды. Или, например, Юрий Ример: его последнее место работы - структуры Ростехнологий.
- Но бывших газовиков, говорят, не бывает...
- Вы драматизируете. Мне кажется, что позиционирование ВПГ, как некое подобие хаббардисткого центра, преувеличено. Значительная часть людей в новой команде мэрии Самары работала и в областном правительстве. Ряд людей остались от Тархова, кто-то вернулся из команды Лиманского. У каждого человека есть своя история, ну и что? Главное – профессионализм и доверие. Посмотрите на команду губернатора? Там тоже работают выходцы из разных структур. К тому же повторяю, никто на уровне государства не согласится с тем, что какая-то одна финансово-промышленная группа приватизировала город-миллионник.
- Каким может быть политическое будущее Дмитрия Азарова?
- Теперь все зависит от него самого: если он сумеет выполнить те задачи, которые перед ним стоят, если он сможет оправдать доверие людей (ведь 67%, полученные им в ходе выборов, это действительно беспрецедентный результат), тогда у него откроется еще большее политическое будущее. Какое именно – не знаю. Но сильные, эффективные, опытные руководители сегодня на дороге не валяются.

«Артяков пойдет на второй срок, если захочет»
- В 2012 году заканчивается срок полномочий Владимира Артякова в качестве губернатора Самарской области. Входит ли, по-вашему мнению, после победы на выборах мэра Дмитрий Азаров в шорт-лист потенциальных кандидатов на пост губернатора Самарской области?
- Пока он ни в какой шорт-лист не входит: Азаров работает мэром две недели. К тому же, будущие успехи Азарова нельзя записывать в его персональный актив. Это будет успех всей команды, и Владимира Артякова в первую очередь. Чем лучше работает нынешний мэр Самары, тем выше оценка деятельности губернатора. И я не вижу перспективы, при которой хорошая работа Азарова поставит его на одну планку с губернатором, и создаст угрозу для Артякова. Тем более, Владимир Владимирович не боится рядом с собой сильных людей. Посмотрите, например, на вице-губернатора области Алексея Бендусова: он один из самых работоспособных, адекватных и эффективных управленцев, с которыми мне доводилось работать. Авторитет Алексея Ивановича среди элит крайне высок, я убеждался в этом многократно. Но ведь это не вызывает у губернатора чувство ревности. Напротив, Владимир Владимирович понимает: авторитет его людей – это его авторитет. То же, уверен, касается и связки губернатор-мэр.
- То есть вы прогнозируете, что впервые за многие годы в Самарской области наступит перемирие между губернатором и мэром?
- Губернатор – это голова всей области, мэр – его руки. И как вы себе представляете, чтобы голова и рука могли ругаться между собой?
Повторяю, я не вижу никаких оснований говорить об окончании правления Артякова, хотя информация такого рода и вбрасывается постоянно. Кажется, последний раз его отставку пророчили 15 октября, но месяц уже подходит к концу…
- Эти разговоры идут весь период его пребывания у власти...
- Я уверен, что Артяков никуда не уйдет. Более того, готов держать пари, что он останется губернатором на второй срок, если сам, конечно, этого захочет. Оценка его как управленца в Москве очень высока, несмотря на то, что наши с вами коллеги-журналисты постоянно ссылаются на сомнительные рейтинги. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
- Есть ли на ваш взгляд группы, которые претендуют на пост губернатора Самарской области?
- Безусловно. С приходом Артякова у многих людей отобрали вкусные и жирные куски, и они грезят о реванше. Некоторые из них инициировали информационные кампании против губернатора. И я понимаю, какие структуры, группы влияния на разных этапах за этими кампаниями стояли. В частности, долгий период времени это была одна из групп, связанная с автопромом. Были и структуры, у которых имеются личные счеты с Владимиром Артяковым, учитывая его прежнее место работы. Но собака лает, а караван идет, при этом социология показывает, что уровень поддержки губернатора и в области, и в городе находится на уровне 50%. А для действующего губернатора в миллионике, где высоки протестные настроения, это супер-результат. Потому все разговоры о том, что губернатор не популярен, выглядят смешно.

«У большинства чиновников нет позвоночника»
- Как вы решились публично поддержать Юрия Лужкова, когда он оказался в опале и на него обрушилась вся государственная машина?
- Я просто не мог по-другому. И не вижу здесь особого героизма. Просто я высказал собственное мнение.
- Но вы входите в Генсовет «Единой России» лидеры которой очень жестко прошлись по экс-мэру Москвы...
- Ну и что? Я не испытываю из-за этого никакого давления и никаких репрессий. Просто мне стало противно смотреть на то, как люди, которые еще вчера лизали подметки башмаков Лужкова, вдруг начали кидать в него камни. И я хотел показать, что далеко не все, в том числе и в «Единой России», разделяют эту точку зрения. Более того, после участия в ряде телепрограмм я услышал позитивную оценку ряда лиц, которые занимают высшие должностные посты. Ведь никакой команды поливать грязью Лужкова не было: люди в большей степени делали это сами, желая выслужиться, как им казалось, перед новой властью.
- Откуда у них такое желание выслужиться? Ведь есть элементарный здравый смысл...
- Он отказывает, когда речь идет о жадности. Москва – это гигантские финансовые потоки. Поэтому те, кто сегодня работает в московской власти, так или иначе завязаны на эти потоки, их уход означает потерю кормушки. К сожалению, это характерно для любого региона, не только для Москвы: как только руководитель ослабевает, те, кто еще вчера за честь считали прикоснуться к его августейшей деснице, начинают бросать в него камни. Пресмыкаться, унижаться, лизать подошвы могут только люди без собственного достоинства и без принципов. У них нет позвоночника и ждать от них наличия моральных устоев смешно. Кстати, когда ушел Титов, в Самаре происходило ровно то же.
- То есть вы считаете, что чиновничество у нас в стране, в основном, беспозвоночное?
- Да, к сожалению. Большинство всегда стараются угодить, уловить. Не все, конечно. Есть исключения.
- А как вам удается справляться с приступами нонконформизма, будучи винтиком в этой огромной политической махине?
- Грешу и каюсь... Владимир Ильич Ленин писал, что нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Абсолютной свободы нет нигде. Каждый из нас в той или иной степени является конформистом, вопрос в качественном соотношении и в той цене, которую ты готов платить за свою карьеру. Но у меня нет какого-то серьезного внутреннего конфликта. Я предпочитаю заниматься теми вещами, которые соотносятся с моими взглядами. И стараюсь не делать того, что расходится с моими принципами.

«Не вижу оснований менять Нижний Новгород на Самару»
- Вы будете баллотироваться в Госдуму РФ в 2011 году?
- Здесь все зависит не только от моего желания, но и от позиции партии. Если партия посчитает нужным, да, если нет, то нет. Дума для меня не самоцель. У меня нет дилеммы, как у многих: если ты не проходишь в Думу, то возвращаешься к себе в райцентр председателем колхоза, по ночам вспоминая, как жал на кнопки. Я избирался в думу, уже имея определенную известность, у меня всегда есть кусок хлеба, который меня прокормит. Так что я не вижу для себя трагизма при любом раскладе.
- А вы не думали сменить территорию, от которой можно баллотироваться, скажем, с Нижегородской на Самарскую область?
- Нет. Хотя Самарская область для меня не чужая. Здесь родилась моя бабушка.
- В Самарской области есть пример, когда ульяновский депутат Коган баллотировался от региона. Здесь его до сих воспринимают как варяга. Как относитесь к тому, что люди меняют территории при выдвижении в нижнюю палату парламента?
- Спокойно. Главное - не штамп в паспорте с местом рождения, а результат работы. Как раз депутаты-варяги зачастую работают лучше местных, потому что им надо постоянно доказывать свое право работать на территории. Депутаты-варяги, если хотите, чувствуют себя примерно как евреи в советское время.
- Поясните...
- В Советское время евреям для того, чтобы, например, поступить в институт, надо было знать предмет не просто на пятерку, а на десятку. Потому что в противном случае их просто срезали на вступительных экзаменах. Я проходил это на своем примере (имею в виду, конечно же, депутатскую работу), ведь когда я избирался 7 лет назад от Нижегородской области, меня на территории не воспринимали как своего. И я поставил себе цель изменить это отношение. Хочется верить, что я этого добился.

«Путин и Медведев не могут выдвинуться вдвоем»
- Существует ли, по-вашему мнению, проблема 2012 года? Кто может претендовать на пост президента? Есть ли договоренности между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым?
- Есть ли там договоренности, не знает никто. Но лично я проблемы 2012 не вижу. Думаю, что на пост президента будет баллотироваться только один их них. Ситуацию, когда выдвинутся двое, я исключаю.
- Но Владимир Путин неспроста же сделал перерыв, и ушел на пост премьера...
- Путин – юрист, а в Конституции четко записано, что президентом нельзя избираться более двух раз подряд. Он мог изменить Конституцию, но не сделал этого, за что ему честь и хвала.
- Может ли вспыхнуть конфликт между ними ближе к 2012 году?
- Не думаю, они люди, разговаривающие на одном языке. Путин – политический отец Медведева, именно он предложил его кандидатуру на пост президента. И в 2008 году россияне голосовали за Медведева, именно как за креатуру Путина. http://www.vninform.ru/article/54754.html

promo simple_kot december 23, 2013 09:01 119
Buy for 500 tokens
Здравствуйте, меня зовут Дмитрий Котуков. Живу я в городе Самара. Продолжаю публикацию необычных репортажей в формате "один мой день". Последний, если вы помните, был с сельским участковым. Сегодня вместе со мной вы побываете на пресс-конференции Путина. Надеюсь, вам будет интересно.…

  • 1
так вот ты какой, настоящий кудяплик!

Зря Вы так. Хинштейн - один из умнейших современных политиков. Он четко знает чего хочет и как этого добиться. Все бы так..

  • 1